Постановление Конституционного суда № 8 от 22 июля 2004 г.

Постановление Конституционного суда № 8 от 22 июля 2004 г.
Скачать

в определении конституционной легитимности ст. 1, лит. С) Закона от 5 марта 1963 г., п. 292 (Обязательная прививка от столбняка), введенная ст. 1 закона от 20 марта 1968 г., п. 419 (поправки к закону № 5 от 1963 марта 292 г., содержащие положения об обязательной вакцинации от столбняка), и поправки, внесенные ст. 1 закона от 27 апреля 1981 г., п. 166 (Поправки к Закону № 5 от 1963 марта 292 г., с поправками, внесенными Законом № 20 от 1968 марта 419 г. об обязательной вакцинации от столбняка), продвигаемых постановлением Апелляционного суда Венеции от 7 июля 2003 г., секция по делам несовершеннолетних, зарегистрирован под № 757 Реестра постановлений 2003 г. и опубликовано в Официальном вестнике Республики No. 39, первая специальная серия, 2003 года.

Учитывая акт вмешательства Председателя Совета Министров;

заслушав судью-докладчика Валерио Ониду в зале совета 26 мая 2004 г.

Принимая во внимание, что постановлением от 7 июля 2003 г., полученным этим Судом 1 сентября 2003 г., Апелляционный суд Венеции, секция по делам несовершеннолетних, поднял вопрос о конституционной законности со ссылкой на ст. 32 Конституции, ст. 2 закона от 5 марта 1963 г., п. 292 (Обязательная прививка от столбняка) с изменениями, внесенными ст. 1, литер c) закона No. 27, и по ст. 1968 закона от 491 апреля 1 г., п. 27 (изложение: часть с статьи 1981 закона № 166 от 1 марта 5 г., введена статьей 1963 закона № 292 от 1 марта 20 г. и изменена статьей 1968 закона от 419 апреля 1 г.). 27, № 1981);

что оспариваемое положение (указанное направившим его судом из-за существенной ошибки, а не в статье 1, буква c, в статье 2 закона № 292 от 1963 г., относящееся в текущем тексте только к продлению срока вакцинации по запросу от столбняка против столбняка беременным матерям - что однозначно следует из текста постановления) устанавливает обязательный характер вакцинации от столбняка для новорожденных, для которой предусматривается три введения вакцины: первое на третьем месяце жизни, второе - через 6 месяцев. -8 недель от предыдущего, с третьего по десятый-одиннадцатый месяц жизни;

принимая во внимание, что суд, направивший перевод, заявляет, что риск заражения детей столбняком сегодня будет чрезвычайно низким по сравнению с тем временем, когда возникла обязанность вакцинации; поскольку это обязательство не существует в большинстве стран ЕС; что в последнее время наблюдается широкое движение против обязательной вакцинации; что данное обязательство исключено ст. 9 законодательного декрета от 7 января 1994 г., п. 8, а затем не были преобразованы в закон, и что Указ Президента от 26 января 1999 г., п. 355 предусматривала бы «свободу посещения школы» для непривитых учеников, поэтому, если вакцинация не проводится, даже если она формально является обязательной, «абсолютно ничего» не произойдет (в действительности, статья 47 президентского указа от 22 декабря 1967 г., n. 1518, стр. с поправками, внесенными статьей 1 Указа Президента 355 от 1999 г., он ограничивается установлением того, что отказ от сертификации обязательных прививок не приводит к отказу в зачислении ученика, а только к сообщению компетентным органам «о надлежащих и своевременных вмешательствах») ;

что ссылающийся суд заявляет, что им придется столкнуться с отказом родителей от вакцинации против столбняка, обязательной по закону, «не на основании предвзятого и необоснованного противодействия вакцинации», поскольку родители просят «объяснить, почему, если вакцина против столбняка, содержащая ртуть, считается потенциально потенциально опасен с научно-санитарной точки зрения, настолько, что его придется отозвать с рынка к 2003 году (Постановление министерства от 13.11.2001, в Официальном вестнике 19.3.2002, n.66), это не юридически так сегодня, в 2003 году, когда их ребенок должен нанять его, но он станет им только с 1.1.2004 января XNUMX г. ": поэтому передающий суд полагает, что он не может ограничиться ослаблением родительской власти, чтобы отменить или отменить решения того же самого ребенка, которые считаются наносящими ущерб несовершеннолетнему," потому что - в то время как предвзятое противодействие всем вакцинациям, безусловно, может считаться предвзятым [...] - это не оппозиция, мотивированная санитарными соображениями здравого смысла. Я знаю », а значит,« актуальность проблемы »будет существовать;

что, постулируя искусство. 32 Конституции необходимо согласовать право человека на здоровье (также имеющее отрицательное содержание, заключающееся в том, что оно не подвергается нежелательному и неприемлемому лечению) с интересами общества, обязательное медицинское вмешательство, по мнению соответствующего Суда, будет только оправданным если общественное здоровье находится под угрозой;

что поэтому главный критерий для установления «пределов индивидуального самоопределения (права, равного конституционному рангу ...) в отношении обязательства, налагаемого законом», будет заключаться «в опасности ситуации для отдельного человека или для всего сообщества»; и никакая опасность для общества не может исходить из того факта, что человек не будет вакцинирован против риска столбняка, потому что это не диффузное заболевание, а только инфекционное заболевание, то есть которое не передается заразным путем;

что, следовательно, обязательная вакцинация могла бы существовать, только если бы столбняк был диффузным заболеванием;
что Председатель Совета министров вмешался, заключив, что вопрос является недопустимым и в любом случае необоснованным;

что, по мнению налогового прокурора, вопрос был бы неприемлемым в первую очередь из-за отсутствия мотивации относительно относимости, так как суд, направивший жалобу, не смог восстановить факты дела, а сам предмет решения остается неясным;

что поднятый вопрос, «хотя и заслуживающий самого пристального внимания», однако, как сформулирован, явно необоснован, поскольку тот факт, что вакцина против столбняка, содержащая ртуть, будет изъята с рынка, не будет иметь никакого отношения к ее оценке , поскольку была проведена техническая оценка преобладания преимуществ вакцинации над предельными рисками использования вакцины, опасность которой не была бы доказана;

что, что касается более общей проблемы пределов обязательных лечебных процедур, Адвокатура ссылается на решение этого суда n. 258 от 1994 г., в котором, подтверждая, что правильный баланс между защитой индивидуального здоровья и защитой коллективного здоровья потребовал бы с максимально возможной точностью определить осложнения, потенциально возникающие в результате вакцинации, и инструменты для прогнозирования их конкретной проверяемости, отмечает, что потребуется вмешательство законодателя, которое Конституционный суд не может заменить, с последующей неприемлемостью вопроса, что также должно быть рассмотрено в настоящем деле.

Принимая во внимание, что передающий Суд вынужден рассматривать апелляцию на судебную меру, принятую против родителей несовершеннолетнего, который отказался подвергнуть своего ребенка одной из прививок от столбняка в рамках требуемой по закону вакцинации;

что направляющий суд не разъясняет, мотивировано ли возражение родителей против вакцинации только осуждением за незаконность относительного юридического обязательства или связанной с этим конкретной опасностью для несовершеннолетнего введения вакцины в связи с конкретными клиническими состояниями, связанными с предыдущим администрациям (как следует из судебных документов) или из-за того, что используемая вакцина содержит ртуть, опасность которой оспаривается;

что в случае возражения, мотивированного особым состоянием здоровья несовершеннолетнего, судья по делам несовершеннолетних должен провести необходимые медицинские исследования, чтобы проверить обоснованность возражения, при этом ясно, что также в соответствии с судебной практикой вакцинация должна быть исключена или отложена в случае установления конкретной опасности для здоровья несовершеннолетнего;

что в случае возражения, мотивированного сопутствующей опасностью применяемой вакцины, речь идет об оценке на основе доказанных научно-технических элементов обоснованности этого утверждения, а также с учетом того, что положение министерства, указанное в переводе (ст. 1 Постановления Министра от 13 ноября 2001 г., замененного статьей 1 Постановления Министра от 27 июня 2003 г.) показывает только среднесрочную программу замены одного типа вакцины другим, а не подтверждение конкретной опасности вакцины в использование, которое потребовало бы немедленного вывода с рынка;

что в любом случае, чтобы оценить степень и основание обязательного характера прививки от столбняка новорожденным, в отношении которой родители отказались, недостаточно спорить, как это делает плательщик, на основании только недиффузионный характер заболевания: на самом деле учет риска, возникающего для одного и того же несовершеннолетнего в результате отказа от вакцинации, не может быть посторонним по отношению к оценке, данной судье, учитывая, что в случае несовершеннолетнего речь идет не о его / ее самоопределении, а о властная обязанность родителей принимать соответствующие меры и поведение, чтобы избежать предубеждений или конкретных опасностей для здоровья одного и того же несовершеннолетнего, поскольку родители не могут позволить полную свободу делать выбор, который может нанести серьезный ущерб ребенку (см. 132 за 1992 г.);

что ссылающийся суд не принимает во внимание какие-либо соображения по этому поводу;
что, следовательно, отсутствует порядок обоснования релевантности вопроса, что, следовательно, явно недопустимо.
Учитывая статьи 26, абзац второй закона от 11 марта 1953 г., п. 87 и 9, второй абзац, дополнительных правил вынесения постановлений в Конституционный суд.

по этим причинам

КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД

заявляет о явной недопустимости вопроса о конституционной легитимности ст. 1, лит. С) Закона от 5 марта 1963 г., п. 292 (Обязательная прививка от столбняка), введенная ст. 1 закона от 20 марта 1968 г., п. 419 и изменен ст. 1 закона от 27 апреля 1981 г., п. 166, повышен, со ссылкой на ст. 32 Конституции, Апелляционным судом Венеции, раздел для несовершеннолетних, с порядком в эпиграфе.

Решение принято в Риме, в здании Конституционного суда, Палаццо делла Консульта, 8 июля 2004 года. Густаво Загребельский, председатель

Зарегистрировано в Реестр 22 июля 2004 г.


источник: https://www.cortecostituzionale.it/actionSchedaPronuncia.do?anno=2004&numero=262