Решение 118/2020 - Да, компенсация тем, кто получил травмы после вакцинации против гепатита А

Решение 118/2020 - Да, компенсация тем, кто получил травмы после вакцинации против гепатита А

Любой, кто получил травмы в результате права на компенсацию, имеет право на компенсацию вакцинация против гепатита А, Конституционный суд фактически приговором, вынесенным 23 июня 2020 года, объявил конституционную незаконность пункта 1 статьи 1 закона 210/1992 неотъемлемой «компенсацией в пользу субъектов, пострадавших в результате необратимых осложнений». из-за обязательных прививок, переливаний крови и введения препаратов крови »- в той части, в которой« она не предусматривает права на компенсацию в соответствии с условиями и способами, установленными тем же законом, в пользу любого лица, которому причинены травмы или недомогания, от которых оно получено » постоянное нарушение психофизической целостности вследствие вакцинации против вируса гепатита А ».

Таким образом, конституционные судьи сочли вопрос, поднятый секцией по трудовым спорам Верховного суда, хорошо обоснованным: «Причина, лежащая в основе права человека на компенсацию - мы читаем в вынесенном сегодня приговоре, который также относится к предыдущим постановлениям - не заключается в том, что эти прошел обязательное лечение: оно основывается, скорее, на необходимом выполнении, которое требуется от общества, долга солидарности, когда негативные последствия для психофизической целостности проистекают из лечения (обязательного или рекомендованного, чтобы ) осуществляется в интересах как самого сообщества, так и личности ».

По этой причине, отмечает Консульта, «неспособность обеспечить право на компенсацию в случае необратимых заболеваний, возникающих в результате определенных рекомендуемые прививки приводит к нарушению статей 2, 3 и 32 Конституции: поскольку они также являются конституционно установленными требованиями солидарности защита права на здоровье индивидуума, требовать, чтобы община несла бремя предубеждений, понесенных ими, в то время как было бы несправедливым позволять потерпевшему лицу нести стоимость выгоды, даже коллективно ».


суждение 118/2020 (ECLI: ИТ-СТОИМОСТЬ: 2020: 118)
Решение: СУДЕБНЫЙ КОНСТИТУЦИОННО-ПРАВОВОЙ СУДЕЙСТВО
Президент: Cartabia - Редактор: ZANON
Совет палаты 26/05/2020; Решение 26/05/2020
Депозит 23/06/2020; Публикация в OJ 24/06/2020  п. 26
Оспариваемые правила: ст. 1, в. 1, закона 25/02/1992, н. 210.
максим: 
Решающие действия: артиллерия 6/2020

произношение

СУДЬЯ № 118
ANNO 2020
ИТАЛЬЯНСКАЯ РЕСПУБЛИКА
ИМЯ ИТАЛЬЯНСКОГО НАРОДА
КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД

состоит из джентльменов: Президент: Марта КАРТАБИЯ; Судьи: Альдо КАРОСИ, Марио Росарио МОРЕЛЛИ, Джанкарло КОРАДЖИО, Джулиано АМАТО, Сильвана СКИАРРА, Дарья де ПРЕТИС, Николо ЗАНОН, Франко МОДУГНО, Аугусто Антонио БАРБЕРА, Джулио ПРОСПЕРЕТТИ, Джованни АМОРОСО, Франческо ЛУКИТОНИ ПЕТИ ВИГАНИ

сказал следующее

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

В конституционной законности суждение ст. 1, абз. 1 закона от 25 февраля 1992 г., н. 210 (Компенсация в пользу субъектов, поврежденных необратимыми осложнениями в результате обязательных прививок, переливаний крови и введения препаратов крови), предложенная Кассационным судом, секция труда, в ходе разбирательств между Министерством здравоохранения и АО и другими, с приказом от 11 октября 2019 года, зарегистрирован под №. 6 Указа Постановления 2020 года и опубликован в Официальном вестнике Республики №. 5, первая специальная серия, 2020 года.

Заслушав судью-докладчика Николо Занона в зале заседаний Совета от 26 мая 2020 года, проведенного в соответствии с постановлением Председателя Суда от 20 апреля 2020 года, пункт 1), буква а);

совещание в зале Совета от 26 мая 2020 г.

Чувствовал на самом деле
1.– Приказом от 11 октября 2019 г. (6 р. От 2020 г.) раздел кассационной инстанции, поднятый со ссылкой на статьи 2, 3 и 32 Конституции, вопросы конституционной законности ст. 1, абз. 1 закона от 25 февраля 1992 г., н. 210 (Компенсация в пользу субъектов, поврежденных необратимыми осложнениями вследствие обязательных прививок, переливаний крови и введения препаратов крови), в части, в которой не предусмотрено, что право на компенсацию, установленное и регулируемое тем же законом, также принадлежит условия, предусмотренные в нем, для субъектов, которые пострадали от травм или недомоганий, из-за которых произошло постоянное нарушение психофизической целостности вследствие вакцинации, которая не является обязательной, но рекомендуемой, против заражения вирусом гепатита А.

Направляющий суд призван оценить апелляцию, поданную Министерством здравоохранения на решение Апелляционного суда Лечче, который постановил выплатить соответствующее пособие в пользу АО, которому была сделана прививка против гепатит А, и, как следствие этого, было обнаружено, что он страдает "системной красной волчанкой". Судья первой инстанции посчитал существование причинно-следственной связи между введением вакцины и последующей патологией доказанным. Кроме того, на основании конституционной юриспруденции, которая расширила право на компенсацию в случае вредных последствий, вызванных конкретными прививками, которые не являются обязательными, но стимулируются органом здравоохранения, она посчитала, что это право также существует в отношении вакцины, вводимой в этом случае. ,

Оспариваемое суждение указывает, как заинтересованная сторона присоединилась к кампании вакцинации, начатой ​​в 1997 году и распространяющейся против заражения гепатитом А, и была подвергнута вакцинации в 2003 и 2004 годах после ее личного созыва на Штаб-квартира местного органа здравоохранения (ASL) территориально компетентна. Следовательно, согласно оспариваемому решению Апелляционного суда Лечче, конституционно ориентированное толкование пункта 1 ст. 1 закона н. 210 от 1992 года узаконит, в данном случае, признание права на компенсацию.

Кассационная жалоба Министерства здравоохранения основана на недостатке нарушения закона, поскольку компенсация предоставляется только за обязательные прививки. С другой стороны, заявитель указал, что решения Конституционного суда, указанные в оспариваемом решении, касались других случаев, помимо рассмотренных в решении (в частности, вакцины против кори, эпидемического паротита и краснухи в отношении решения № 107 от 2012 года). вакцина против гепатита С для приговора № 423 от 2000 г. и вакцина против полиомиелита для приговора № 27 от 1998 г.).

1.1.– Кассационный суд, поднимая указанные вопросы конституционной легитимности, исходит из предположения, что для конституционно ориентированного толкования нет оснований, положенных в основу апелляционного предложения. Буква закона фактически однозначно ссылается на обязательные прививки, в то время как упомянутые суждения, объявляющие частичную конституционную нелегитимность оспариваемого правила, касаются вакцин, отличных от тех, которые вводятся в вид. Это будет означать, что простое расширение соотношения определений этих предложений "приведет к существенному неприменению оспариваемого положения ope iudicis".

Исходя из этой предпосылки, ссылающийся Суд подчеркивает, как соблюдаются все необходимые условия (приемлемости и) актуальности поднятых вопросов.

В этой связи он отмечает, что этиологическая связь между введением вакцины и появлением патологии, которой подверглась сторона, требующая компенсации, в настоящее время окончательно установлена, а также установлено, что вакцинация была настоятельно рекомендована органом здравоохранения.

Региональный совет региона Апулия в 2003 году фактически принял к сведению, как рекомендуемые прививки, такие как требуемые, были включены в основные уровни помощи, гарантированные бесплатно Национальной службой здравоохранения и осуществленные в ходе предыдущих обсуждений в том же Совете.

С другой стороны, в период, когда заинтересованная сторона была вакцинирована (2003 и 2004 годы), проводилась специальная кампания против гепатита А, в том числе из-за использования комбинированной вакцины против вирусов А и В гепатита и кампания вакцинации против гепатита В уже завершена

Заинтересованное лицо в данном случае также было вызвано в клинику ASL индивидуально посредством сообщения, в котором сообщалось о прививке «не столько как рекомендуемая услуга, сколько почти как если бы она была обязательной».

Что касается необоснованности необоснованности, то ссылающийся Суд отмечает, что первоначальная защита возмещения в отношении обязательных прививок неоднократно продлевалась конституционной юриспруденцией. Обоснование предложения №. 268 от 2017 года, в котором это положение по-прежнему подвергалось цензуре конституционно незаконно, в той части, в которой оно не позволяло выплатить компенсацию в случае вакцины против гриппа (не обязательно). В свете этого постановления суд ссылается на то, что цель общественного здравоохранения может быть достигнута с помощью обобщенных явлений иммунизации как с помощью действий, которые вводят прививки, так и с помощью действий, которые делают его предметом рекомендации, которая будет эффективной в силу естественной зависимости людей от показаний органа здравоохранения. Общественная полезность рекомендуемых прививок в этих ситуациях узаконивает и действительно требует перевода риска, связанного с практикой прививок в обществе, независимо от конкретных мотивов, которые двигают отдельных лиц (в силу статей 2, 3 и 32 Конституции, согласно принципам, изложенным в соответствующей конституционной юриспруденции).

Кассационный суд повторяет, что в этом случае преследовалась цель необходимой иммунизации против гепатита А с сильными побудительными мотивами для отдельных лиц, с тем чтобы и для соответствующей вакцины использовались причины конституционной незаконности, неоднократно обнаруживаемые Судом конституционный относительно непредоставления компенсации за необязательное управление.

2.– Председатель Совета министров не вмешивался в процесс и не определял состав сторон в разбирательстве.

Считается по закону
1.– Кассационный суд, трудовая секция, поднял вопросы конституционной законности со ссылкой на ст. 2, 3 и 32 Конституции, ст. 1, абз. 1 закона от 25 февраля 1992 г., н. 210 (Компенсация в пользу субъектов, поврежденных необратимыми осложнениями вследствие обязательных прививок, переливаний и введения препаратов крови), в части, в которой не предусмотрено, что право на компенсацию, установленное и регулируемое тем же законом, также принадлежит условия, предусмотренные в нем, для субъектов, которые перенесли травмы или немощи, из-за которых произошло постоянное нарушение психофизической целостности вследствие вакцинации, которая не является обязательной, но рекомендуемой, против заражения вирусом гепатита А.

Что касается актуальности поднятых вопросов, то суд-референт специально учел установление причинно-следственной связи, которая в истории, из которой начинается основное исследование, связывает патологию с проведением вакцинации против гепатита А, чтобы продемонстрировать существование Дополнительные условия применимости дисциплины по закону п. 210 1992 года на тему компенсации. Таким образом, становится ясно, по мнению ссылающейся стороны, что только возможное принятие поднятого вопроса узаконит применение дисциплины о возмещении в пользу соответствующего лица.

Что касается необоснованной необоснованности тех же вопросов, Европейский Суд полагает, что в случае необратимых осложнений после вакцинации это будет противоречить конституционным параметрам, вызывающим различное обращение, налагаемое оспариваемым положением, в отношении выплаты компенсации среди тех, кто которые затронуты травмами или немощами, вызванными обязательными прививками, и теми, кто испытывает те же заболевания после прививки, не обязательной, но рекомендованной органом здравоохранения, например, против вируса гепатита А. Эта вакцинация также направлена ​​на защиту коллективного здоровья, а также индивидуального здоровья, Статьи 2, 3 и 32 Конституции, даже в этом случае было бы необходимо передать сообществу негативные последствия, которые прививка привела к индивидууму, а также то, что уже происходит в результате различных постановлений этого Суда (приговоры . 268 от 2017 г., № 107 от 2012 г., № 423 от 2000 г. и № 27 от 1998 г.), относящиеся к патологиям, зависящим от введения необязательных, но рекомендуемых, прививок от инфекционных заболеваний, помимо гепатита А.

2.– Прежде всего, ссылающийся суд отмечает, что конституционное толкование оспариваемого положения, направленное на признание в настоящем деле права на компенсацию на основе тех же принципов, которые в вышеупомянутых предыдущих случаях приводили этот Суд, было бы неосуществимым объявить то же положение конституционно незаконным, в той части, в которой оно не предусматривало компенсацию, вследствие постоянных нарушений, вызванных другими и конкретными практиками вакцинации, не обязательно, но рекомендуется. Этому будет препятствовать как текстовое содержание положения, так и - в данном случае - невозможность признания в региональных рекомендациях в отношении вакцинации против гепатита А "административных актов существенного наложения обязательства". Действительно, распространение на настоящее дело принципов, уже закрепленных конституционной юриспруденцией в отношении других дел о вакцинах, приведет, по мнению ссылающейся стороны, к «существенному неиспользованию ope iudicis оспариваемого положения». В конечном счете, только принятие вопросов, поднятых этим Судом, могло исправить найденную конституционную незаконность.

Ссылка на рассуждения верна.
Конституционная юриспруденция неоднократно заявляла, что недвусмысленный смысл этого положения отмечает границу, в которой попытка привести в соответствие толкование должна уступить союзу конституционной законности (таким образом, в частности, решение № 232 от 2013 года и, более недавно решения № 221 от 2019 г., № 83 и № 82 от 2017 г.). С другой стороны, всегда в соответствии с конституционной юриспруденцией, которая в настоящее время постоянна, когда ссылающийся суд сознательно посчитал, что содержание оспариваемого положения налагает определенную интерпретацию и препятствует другим, возможно, в соответствии с Конституцией, проверка относительных герменевтических решений не касается план приемлемости, и это скорее оценка, которая касается существа вопроса (например, ex multis, решения № 50 от 2020 г. и № 133 от 2019 г.).

Наконец, с более прямой ссылкой на сегодняшний случай, простое установление рекомендованного характера вакцинации, за которую испрашиваются компенсация за вредные последствия, не позволяет судам общей юрисдикции автоматически распространяться на этот случай, хотя общее соотношение основано на предыдущих, частичные декларации о конституционной незаконности ст. 1, абз. 1 закона №. 210 от 1992 года (аналогично, хотя и в разных вопросах, предложение № 110 от 2012 года). Фактически, в случае осложнений после вакцинации, право на компенсацию не вытекает из каких-либо общих указаний о профилактике со стороны государственных органов, относительно этой относительной вакцинации, а только из конкретных информационных кампаний, проводимых органами здравоохранения и направленных на охрану здоровья, не только индивидуальный, но и коллективный. Таким образом, установление факта наличия рекомендаций относительно использования рассматриваемой вакцинации, которая, безусловно, принадлежит общим судьям, должно обязательно сопровождаться - в контексте суждения о конституционной законности - проверкой, проведенной этим Судом, соответствие этих рекомендаций специфическим характеристикам, которые, согласно постоянной конституционной юриспруденции, завершают медицинское лечение, рекомендованное человеку, для более широкой защиты здоровья в интересах общества и, следовательно, налагают расширение нормативного объема оспариваемого положения (предложение n 268 из 2017).

3.– Проверка, о которой идет речь, дает положительный результат, и поэтому вопросы хорошо обоснованы.

3.1.– Во-первых, в приказе о денежных переводах признается существование в регионе Апулия кампании по вакцинации против гепатита А как раз в то время, когда субъект - который требовал права на компенсацию - прошел администрация этой вакцины, кроме того, после конкретного созыва со стороны органа здравоохранения.

Фактически, возникшая в 1997 году из-за специфической региональной эпидемической ситуации, кампании вакцинации, которая также продолжалась в последующие годы, как представляется, предшествовали подробные указания Региональной эпидемиологической обсерватории, и она была переведена точно в периоды, имеющие отношение к данному решению, в пунктуальных постановлениях Совета и Областного Совета.

В частности, постановлением от 2 июля 1996 года Совет региона Апулия утвердил региональную программу обязательных и факультативных прививок, которая включала бесплатное предложение вакцины против гепатита А в отношении определенных категорий риска. В соответствии с этой программой областной совет, с постановлением №. 4272 от 18 июля 1996 года, помимо прочего, было создано (на основе упомянутых исследований Эпидемиологической обсерватории) проведение кампании вакцинации против гепатита, в частности, в отношении новорожденных и молодых XNUMX-летних детей, установив, что администрация имела характеристики чаевых и добровольности и которым предшествовала и сопровождалась информационная программа для населения.

В соответствии с этими решениями в последующие годы охват вакцинацией соответствующих групп населения увеличился в геометрической прогрессии вместе с уменьшением уровня инфекции. Тем не менее и всегда на основании данных, предоставленных областной эпидемиологической обсерваторией, с постановлением №. В 2087 году от 27 декабря 2001 года Правление, утверждая Региональный план здравоохранения на 2002–2004 годы, предложило цель «проведения программы вакцинации против гепатита А, подтверждающей характер безвозмездного и добровольного труда». На еще более позднем этапе сам областной совет с постановлением №. 1327 от 4 сентября 2003 года, созданный для предоставления местным структурам здравоохранения "оперативных показаний" для постоянного осуществления охвата вакцинацией против вируса гепатита А против подростков.

Таким образом, это было восстановлено по своим существенным признакам судом, направлявшим дело, в контексте которого частная часть основного судебного разбирательства, родившаяся в 1990 году и вакцинированная двойным применением в 2003 и 2004 годах, была запрошена для применения вакцины.

3.2.– В свете условий, установленных судебной практикой этого Суда (решения № 268 от 2017 г., № 107 от 2012 г., № 423 от 2000 г. и № 27 от 1998 г.), даже в настоящем деле фактически присутствует широкая и постоянная информационно-консультативная кампания со стороны органов общественного здравоохранения, в данном случае региональная, о хорошей возможности для некоторых классов пациентов пройти вакцинацию против гепатита А.

Рассматриваемая кампания вакцинации основывалась на точных научных и эпидемиологических предположениях, в которых подчеркивался риск широкого распространения вируса гепатита А, в том числе в результате межличностных инфекций. Он, как и остальные последующие кампании, поэтому был нацелен на достижение цели адекватного иммунного охвата населения, чтобы защитить здоровье каждого человека, субъектов риска, наиболее хрупких и, в конечном итоге, всего сообщества.

3.3.– Как мы видели, в стратегии вакцинации, разработанной в регионе Апулия, использовался метод рекомендаций, а не метод обязательств (независимо от условий, которые характеризуют случай, когда заинтересованная сторона была даже вызвана). органом здравоохранения для прохождения вакцинации). И рекомендуемый характер вакцинации будет исключен в силу текстового содержания цензурированного искусства. 1, абз. 1 закона №. 210 от 1992 года, право на компенсацию для субъектов, которые, как следствие этого, жалуются на необратимые травмы или немощи.

Однако, как подчеркивает судебная практика этого Суда (решение № 268 от 2017 года), хотя в методике рекомендации уделяется больше внимания индивидуальному самоопределению (или, в случае несовершеннолетних, родительской ответственности) и, следовательно, , к субъективному профилю основного права на здоровье, охраняемого первым абзацем ст. 32 Конституции, она всегда направлена ​​на то, чтобы обеспечить наилучшую защиту здоровья как (также) коллективного интереса.

Без ущерба для различного подхода к этим двум методикам важна важная цель, которую они преследуют в профилактике инфекционных заболеваний: общая цель - гарантировать и защищать коллективное (также) здоровье путем достижения максимального охвата вакцинацией. В этом аспекте, сфокусированном на здоровье как на интерес (а также) на уровне сообщества, нет качественной разницы между обязательством и рекомендацией: обязательное лечение прививками - это просто один из инструментов, доступных органам здравоохранения для обеспечения охраны здоровья. Коллектив, как рекомендация.

Тесная ассимиляция между обязательными прививками и рекомендованными прививками была подтверждена этим Судом и в более поздних решениях, в контексте решений конституционной законности, предложенных главным образом против региональных или государственных законов, поэтому в отношении профилей, частично отличающихся от профилей, связанных с законом компенсации, здесь обсуждается. Тем не менее, в тех же самых высказываниях было отмечено, что «в эпистемологическом горизонте медико-санитарной практики расстояние между рекомендацией и обязательством намного меньше, чем то, которое разделяет два понятия в правовых отношениях. В области медицины рекомендацией и назначением являются действия, которые считаются одинаково необходимыми с точки зрения конкретной цели "(предложение № 5 от 2018 года; в том же смысле предложение № 137 от 2019 года), то есть защита (также) коллективного здоровья.

3.4.– При наличии эффективной кампании в пользу конкретного лечения вакцинацией, естественно, что люди должны полагаться на то, что рекомендовано органами здравоохранения: и это само по себе делает индивидуальный выбор придерживаться объективно проголосованной рекомендации также для защиты коллективных интересов, помимо особых мотивов, которые движут людьми.

Следовательно, Европейский суд признал, что в силу статей 2, 3 и 32 Конституции, передача сообществу, которому отдают предпочтение индивидуальный выбор, разрушительных последствий, которые они могут в конечном итоге иметь, необходима.

Следовательно, причина права человека на компенсацию заключается не в том, что он подвергся обязательному обращению, а скорее зависит от необходимого выполнения, навязанного сообществу, обязательства солидарности, где негативные последствия психофизическую неприкосновенность вытекают из медицинского лечения (обязательного или рекомендованного), которое проводится в интересах как самого сообщества, так и индивидуального.

По этой причине неспособность обеспечить право на компенсацию в случае необратимых заболеваний, возникающих в результате определенных рекомендуемых прививок, приводит к травме 2, 3 и 32 Конституции: поскольку конституционно необходимая потребность в солидарности, а также защита права человека на здоровье требуют от общины нести бремя предубеждений, которые они несут, в то время как было бы несправедливо допускать пострадавшее лицо несет стоимость пособия, также в совокупности (решения № 268 от 2017 года и № 107 от 2012 года).

Следует также повторить, как уже в других случаях (решения № 5 от 2018 года и снова № 268 от 2017 года), что предоставление права на компенсацию - как следствие патологий в причинно-следственной связи с обязательной вакцинацией или, с разъяснения, выполненные, рекомендованные - не вытекают из негативных оценок степени научно-медицинской достоверности введения вакцин. Напротив, предоставление компенсации завершает «пакт солидарности» между человеком и обществом в плане защиты здоровья и делает любую программу здравоохранения, направленную на распространение вакцинации, более серьезной и надежной с целью более широкого охвата населения.

3.5.– Наконец, стоит отметить, что ввиду ограничения возможных получателей компенсации (посредством «целевого» акцепта произношения) соображения относящиеся к чисто региональному (а не национальному) характеру исследуемой кампании по вакцинации или к тому, что она в основном адресована конкретной аудитории субъектов «риска» (отобранных, в частности, в зависимости от возраста). Ни один из них не может сыграть роль, с целью гипотетического ограничения субъектов, которым должна быть выплачена компенсация, факт, также отмеченный судом, ссылающимся на этот вопрос, о том, что рекомендуемая вакцинация рассматривается для классов субъектов, которые считаются «подверженными риску» «Принадлежит к бесплатному обслуживанию, гарантированному Национальной службой здравоохранения, так как оно входит в основные уровни помощи.

Во-первых, кампания по вакцинации была в основном региональной, но в ней также были обнаружены различные выводы и соответствия в национальных планах вакцинации (в частности, недавно в Национальном плане профилактики вакцинации на 2017–2019 годы), а также в конкретной рекомендации Министерства здравоохранения от 26 июля 2017 года (содержит «Обновление рекомендаций по профилактике и иммунопрофилактике применительно к эпидемии гепатита А»), действия, которые предопределяют и игнорируют конкретные территориальные ссылки.

Во-вторых, тот факт, что информационная и рекомендательная кампания в пользу данной вакцины направлена ​​непосредственно на субъектов, которые считаются «подверженными риску» (по возрасту, привычкам, географическому положению), не имеет последствий для соответствующих здесь целей.

С одной стороны, в действительности, однако, важно доверие, которое индивид, кем бы он ни был (подвержен риску или нет), оказывает рекомендации органов здравоохранения, и именно с этой точки зрения они должны Основы защиты возмещения должны быть изложены.

С другой стороны, этот Суд (решение № 268 от 2017 года) уже отметил, что, хотя и непосредственно направлены на определенные категории субъектов, информационные и информационные кампании, направленные на охват вакцинацией, неизбежно затрагивают население в целом, независимо от прежнее и конкретное индивидуальное состояние здоровья, возраст, работа, поведение: поскольку применение лечения, даже если оно первоначально предназначалось прежде всего для определенных классов предметов, всегда позволяет защитить здоровье как индивидуума, так и общества в целом коллективность, препятствующая заражению субъектов, не включенных в категории риска, и, таким образом, способствующая защите всех, даже тех, кто, хотя и является особо подверженным риску, не может прибегнуть к вакцинации из-за своего конкретного состояния здоровья , В конечном счете, положение субъектов риска никоим образом не сводит на нет коллективную важность того, что защита здоровья - также осуществляемая посредством простой рекомендации определенных методов вакцинации - также предполагает для всего населения.

В-третьих, и, наконец, даже тот факт, что рекомендация сопровождается бесплатным введением (как это произошло в данном случае для вакцины против гепатита А), не может установить какого-либо субъективного ограничения числа получателей компенсации.

Кроме того, вопрос о том, могут ли финансовые ограничения оправдать ограничение числа субъектов, которым вакцинация, включенная в основные уровни помощи (как в случае вакцины против гепатита А), может проводиться бесплатно, безусловно, эти ограничения не являются обосновать любое освобождение от обязательства возмещения, при наличии условий, установленных законом.

В конечном итоге логика «целевого» приема (по категориям субъектов или по части территории), а также в отличие от научной основы вакцинации (которая используется в качестве инструмента для защиты здоровья при самом широком распространении иммунного охвата), приведет к конфликт с самой логикой защиты от возмещения ущерба, которая оплачивается за счет «каждого» ущерба, понесенного в интересах «всех», фальсифицируя те же предпосылки рекомендации: вплоть до унижения выбора вакцинации принадлежности к категории риска или проживающего в данном районе территории лица, по выбору добровольной вакцинации (хотя в гипотезе, необходимой для его здоровья), без прямых социальных последствий, которым затем не должна предоставляться конституционно навязанная защита, но, по большей части, дискреционная субсидия (решения № 55 от 2019 года, № 293 от 2011 года, № 342 от 1996 года, № 226 от 2000 года).

4.– В свете всех сделанных соображений, ст. 1, абз. 1 закона №. 210 от 1992 года должен быть объявлен конституционно незаконным в той части, в которой он не предусматривает права на компенсацию, в соответствии с условиями и способами, установленными тем же законом, в пользу любого, кто получил травмы или немощи, из которых вытекает постоянное нарушение психической целостности -физика, вызванная вакцинацией против вируса гепатита А.

по этим причинам

КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД

заявляет о конституционной незаконности ст. 1, абз. 1 закона от 25 февраля 1992 г., н. 210 (Компенсация в пользу субъектов, поврежденных необратимыми осложнениями в результате принудительных прививок, переливаний крови и введения препаратов крови), в части, в которой она не предусматривает право на компенсацию в соответствии с условиями и способами, установленными тем же законом, в пользу всех, кто получил травмы или немощи, которые привели к постоянному нарушению психофизической целостности вследствие вакцинации против инфекции вирусом гепатита А.

Так решено в Риме, в месте пребывания Конституционного суда, Палаццо делла Консулта, 26 мая 2020 года.

Подпись:
Марта КАРТАБИЯ, президент
Николо ЗАНОН, редактор
Роберто МИЛАНА, канцлер
Подано в канцелярию 23 июня 2020 года.
Директор канцелярии

Подпись: Роберто МИЛАНА


источник: https://www.cortecostituzionale.it/actionSchedaPronuncia.do?anno=2020&numero=118&